IT News: Что год грядущий нам готовит? (III часть)

Статья с экспертным комментарием директора по инновациям «Рексофт» Виталия Баланда

Эра ИТ-монополий

Монополии правят бал. И ИТ-мир не исключение. Сегодня целые сегменты ИТ-отрасли (да и не только ИТ) зависят от продуктов и сервисов таких гигантов, как, например, Google, Amazon и т.п. Стоит ли считать сложившуюся ситуацию реальной проблемой? Если да, то как можно ее решить?

 

Виталий Баланда («Рексофт»):

«Отсутствие регулирования может приводить к ухудшению условий конкуренции, и, вследствие этого, к ухудшению и удорожанию товаров и услуг для конечных пользователей».

 

Виталий Баланда («Рексофт») отмечает, что известные примеры, как правило, не подходят под классическое определение монополий. Например, Apple занимает небольшую долю на рынке смартфонов, Google получает деньги за рекламные показы, которые неограничены в поставке и бесплатны для пользователей, Amazon продает товары в объеме существенно меньшем, чем у офлайн-ретейлеров в целом, а Facebook купил Instagram, когда у него было всего 30 млн пользователей. «Таким образом, требуется регулирование, причем согласованное между государствами, с учетом новых реалий и современных бизнес-моделей платформ и агрегаторов», – считает г-н Баланда.

 

Павел Анохин (HP Inc.) считает, что риск монополизации в сегменте потребительских и коммерческих устройств минимален. На этом рынке присутствует целый ряд крупных игроков, что способствует здоровой конкуренции и исключает формирование монополии.

 

Антон Фомин («Марвел-Дистрибуция»):

«Без глобальных корпораций, которые сами двигают прогресс, все развивалось бы намного медленнее».

 

Антон Фомин («Марвел-Дистрибуция») также считает эту проблему надуманной, так как большая часть рынка этими же корпорациями и создана. На текущий момент у них есть деньги, чтобы вкладываться в глобализацию и R&D. Очевидно, что маленькая компания не может позволить себе потратить $12 млрд на развитие собственной площадки, как это делает, допустим, Netflix.

 

Николай Марин (IBM) полагает, что использование ПО с открытым кодом в любых облачных средах является, на сегодня, пожалуй, наиболее действенным механизмом, позволяющим обеспечить развитие и доступность на рынке квалифицированных молодых ИТ-кадров, снизить риски замыкания на проприетарных технологиях и заложить фундамент успеха цифровой трансформации. Важно, что гибридные облачные среды успешно работают для бизнеса как раз в том случае, если они основаны на открытых стандартах. Это позволяет разработчикам ПО создавать приложения один раз и запускать их в любом облаке любого поставщика.

 

Георгий Козелецкий (OCS Distribution):

«Много лет существовала монополия Intel и Microsoft, пока не появились смартфоны, где давно доминируют другие игроки».

 

Георгий Козелецкий (OCS Distribution) приводит еще один пример того, как монополии сменяют друг друга: Cisco почти победила всех конкурентов, пока, при поддержке китайского правительства, не появились гиганты Huawei и ZTE, с которыми теперь, в свою очередь, борется американское правительство. «А вот о России пора начинать беспокоиться: Сбербанк, Ростелеком, Ростех, Mail.ru Group и Яндекс – это еще не монополия, но передел рынка обеспечен», – полагает г-н Козелецкий.

 

Андрей Ершов («Техносерв»):

«Любая крупная компания хотела бы монополизировать свой рынок».

 

Андрей Ершов («Техносерв») полагает, что такая монополизация просто не может быть вечной. Обязательно появится конкурент – если не на уровне конкретной страны, то, например, в государствах Азии. Линия поведения, выбранная США в части давления на конкурентов, лишь ускорит эти события. Ситуация с Huawei и его активным развитием на нашем рынке может стать хорошим тому примером. К тому же активная позиция регуляторов в области импортозамещения помогает отечественному бизнесу в конкурировании с иностранными компаниями. «Для российских облачных провайдеров стал переломным 2018 год. Если до этого они всухую проигрывали глобальным поставщикам IaaS/PaaS, то блокировки Роскомнадзором иностранных IP-адресов заставили многих мигрировать в российские облака», – говорит г-н Ершов. «Закон о суверенном Рунете» и штрафы за невыполнение требований о хранении персональных данных на территории страны только усилят эту тенденцию. Кстати, в России на ИТ-рынке тоже есть компании-гиганты, практически являющиеся монополистами – Яндекс, «Лаборатория Касперского», напоминает г-н Ершов.

 

Борис Щербаков (Dell Technologies):

«Проблема реальна и относится не только к сегментам IT-отрасли, но и к персональным данным пользователей, которые являются ценным активом».

 

Борис Щербаков (Dell Technologies) уверен, что вряд ли эту проблему можно решить административно: скорее, ее решит появление конкурентов и альтернативных предложений. Но точные прогнозы здесь давать не видится возможным.

 

Антон Чехонин («НОРБИТ»):

«Данная проблема широко обсуждается в США. Действительно, на рынке сложилась ситуация, когда крупнейшие игроки обладают не только огромной рыночной силой, но и почти безграничными финансовыми возможностями, позволяющими купить любого потенциального конкурента, – достаточно вспомнить суммы покупок WhatsApp, Skype и более мелких компаний».

 

Антон Чехонин («НОРБИТ») говорит, что ряд политиков предлагает радикальный способ решения проблемы – принудительное дробление ИТ-гигантов на ряд мелких компаний, как это когда-то было сделано со Standard Oil. Он считает, что ИТ-рынок не является исключительным: на многих рынках в определенный момент зрелости появляются 2-3 игрока, которые держат существенную долю рынка. Известны случаи, когда именно чрезмерное государственное регулирование приводило к уходу игроков с рынка и ограничению конкуренции. Так сложилось, что ИТ-рынок пошел по тому же пути: более крупные компании предугадали будущие тренды и сумели занять существенную долю рынка. При этом ни одна из этих компаний пока не является монополистом в большом спектре технологий. Например, Microsoft, обладая огромной долей рынка в сегменте настольных ОС, проиграла конкуренцию в сегменте мобильных устройств Google. А Google, в свою очередь, проигрывает Amazon и Microsoft в сфере облачных технологий. С другой стороны, технологии – это тоже товар, пусть и своеобразный. К тем же FMCG-производителям предъявляются довольно высокие требования, касающиеся качества их продукции, способов взаимодействия с покупателями и розничными сетями и пр. «В целом, задача государства – это поиск баланса между созданием стимулов для развития инноваций, создания новых продуктов и новых ниш, развития конкуренции и защитой этих инноваций, обеспечением возможностей свободного движения капитала», – резюмирует г-н Чехонин.

 

Иван Щетинин (HPE):

«Монополиями занимается антимонопольное ведомство, и мы видим, что это работает».

 

Иван Щетинин (HPE) напоминает, что современный мир очень взаимосвязан между собой. Если раньше конечный продукт мог изготовить один мастер (добыл руду, выплавил железо, сделал подкову и продал ее в виде готового продукта), то сейчас, пожалуй, в мире не существует ни одной компании, которая бы обладала всей экспертизой для изготовления своей ИТ-продукции полным циклом. Современные цепочки поставок растянуты по всему миру. Однако альтернатива должна быть действительно конкурентоспособной, ориентированной на мировой рынок и обладать соответствующими характеристиками. «Во всех странах с сильной ИТ-индустрией мы видим существенную роль государства по нескольким направлениям: 1) целеполагание, создание амбициозных, но реалистичных целей; 2) финансовая поддержка (как прямая – налогами, инвестициями – так и посредством обеспечения гарантированного спроса в сочетании с ценовой преференцией); 3) юридическая поддержка (законы о локальных данных, сертификация и т.д.); 4) создание комфортного окружения, чтобы ИТ-специалисту было удобно работать именно в этой стране», – считает г-н Щетинин.

Будущее ИТ-образования: онлайн vs офлайн

Сфера онлайн-образования в области ИТ сейчас развивается особенно быстро. Постоянно проходят вебинары, появляются новые курсы и даже ИТ-академии. Классическое ИТ-образование на базе государственных ВУЗов на фоне такого рыночного изобилия выглядит уже не таким привлекательным. Впрочем, проблема с отставанием университетских программ от реальности достаточно давняя. А что думают об этом участники обзора?

 

Виталий Баланда («Рексофт»):

«Могу уверенно сказать, что подготовка действительно квалифицированного разработчика составляет как минимум пять-шесть лет: два-три (а лучше пять) курсов технического вуза для получения общей инженерной подготовки и два-три года работы на проектах в разработке коммерческого софта. И в истории его роста онлайн-образование – это важная часть, которая должна лечь на правильную инженерную базу».

 

Виталий Баланда («Рексофт») напоминает, что по данным «Infoline-Аналитики» объем российского рынка онлайн высшего и профессионального образования в 2018 году превысил 18 млрд руб., причем 72% из них (примерно 13 млрд руб.) приходится на долю дополнительного профессионального образования.

 

Юлия Шикова («Сетевая Академия ЛАНИТ»):

«Изменения в ИТ-индустрии происходят быстрее, чем вуз способен разработать и утвердить новую программу».

 

Директор учебного центра «Сетевая Академия ЛАНИТ» (ГК ЛАНИТ) Юлия Шикова отмечает, что проникновение ИТ во все сферы бизнеса вызывает потребность в ИТ-специалистах, ориентированных на конкретные предметные области – это затрудняет подготовку будущих профессионалов. Поэтому появляются онлайн-школы и курсы, а компании создают собственные образовательные платформы и запускают стажерские программы. Однако без высшего образования они неэффективны. На курсах же, как правило, слушатели получают набор шаблонов действий, многие из которых позволяют качественно решать типовые задачи, но никак не помогают самому находить решения нестандартных вопросов. Недаром дополнительное профессиональное образование всегда базируется на высшем. Кроме того, в государственную организацию без соответствующего диплома на работу не устроишься – существуют профстандарты, напоминает она. Да и коммерческий сектор пока не готов полностью поменять привычные убеждения о необходимости фундаментального образования. «Пожалуй, оптимальное решение этой ситуации – объединение усилий, когда преподавание теоретических основ сочетается с погружением в реальную бизнес-среду, где студенты реализуют настоящие проекты, приобретают опыт работы в команде и управленческие навыки. Совместные программы вузов с работодателями и учебными центрами есть, они действительно эффективны и позволяют выпускникам выходить на рынок труда уже подготовленными, с базовыми навыками и портфолио проектов», – убеждена г-жа Шикова.

 

Антон Фомин («Марвел-Дистрибуция»):

«Классическое ИТ-образование в вузах выглядит достаточно престижным, если рассматривать его в качестве фундамента».

 

Антон Фомин («Марвел-Дистрибуция») уверен, что техническое университетское образование дает базис, логику и умение синтезировать полученные знания. Онлайн-курсы и вебинары дают людям информацию, которую будет гораздо сложнее структурировать и использовать без соответствующих стеллажей в голове, поэтому роль высшего образования при всей текущей его критике нельзя недооценивать.

 

Георгий Козелецкий (OCS Distribution):

«Не вспоминайте про вебинары – текст читается быстрее, а усваивается значительно глубже. Другое дело, что хорошие тексты писать разучились – вместо них получается канцелярит или бессвязные предложения».

 

В то же время Георгий Козелецкий (OCS Distribution) считает, что против прогресса не попрешь и раз вебинары всем нравятся, значит они чем-то да хороши. Как минимум, каналов восприятия информации точно больше. «Хотелось бы подчеркнуть поляризацию в образовании – талантливые, упорные и ищущие становятся еще лучше, а середина проваливается куда-то вниз. Умные умнеют, богатые богатеют, крупные растут – есть над чем задуматься!», – восклицает г-н Козелецкий.

 

Иван Щетинин (HPE):

«В связи с проникновением ИТ во все большее число сфер деятельности ИТ-специалистам приходится погружаться в смежные дисциплины. Это хорошо видно на примере промышленного Интернета вещей, где с одними ИТ-навыками, но без понимания специфики производства, просто нечего делать».

 

Иван Щетинин (HPE) отмечает, что сегодня очень популярны концепции «постоянного обучения» и «обучения в течение всей жизни». Возможно, ИТ-вузам надо повысить значимость естественных и гуманитарных составляющих учебных программ, но, конечно, не в ущерб технической, полагает г-н Щетинин. «Мы видим, что ведущие вузы активно делятся своим контентом, тем самым расширяя свою аудиторию и одновременно стимулируя преподавателей постоянно совершенствоваться, ведь одно дело, когда твою лекцию видит только твой поток, а другое – весь мир и другие лекторы», – говорит он.

 

Сергей Хомяков (Poly):

«Дистанционный формат позволяет людям с ограниченными возможностями получить качественное образование, не всегда доступное для них в традиционных учебных заведениях».

 

Сергей Хомяков (Poly) говорит, что благодаря быстрому развитию сервисов онлайн-образования люди со всего мира смогли полноценно погружаться в процесс обучения, не выходя из дома. А главное, сейчас каждый может реализовать свой потенциал и воплотить в жизнь свои амбиции независимо от финансовых, географических и других факторов.

 

Андрей Ершов («Техносерв»):

«Прежде всего, важна не столько форма образования, сколько мотивация студента: если вам дали образование, это ещё не значит, что вы его получили. Ценность представляют те знания, которые вы сумели усвоить».

 

Андрей Ершов («Техносерв») убежден, что база в виде хорошего классического образования по-прежнему важна: без математики сложно представить хорошего программиста, без всестороннего познания мира не получится системных инженеров и архитекторов, а без знания физики бесполезно обучать электронике. Остальное – это лишь дополнения, которые относительно быстро меняются вместе с технологиями, и человек, имеющий базовое образование, усвоит их лучше и продуктивнее. Цифровизация, конечно, влияет и на технологии в образовании, и на содержание учебных курсов. Крупные университеты уже давно активно используют ИТ в учебном процессе. Вебинары и интернет-курсы могут стать неплохим дополнением к основному курсу, но контакт с преподавателем по-прежнему важен для обучения.

 

Антон Чехонин («НОРБИТ»):

«Стремительное развитие российского ИТ-рынка влияет на востребованность специалистов. Такой спрос сформировал серьезный дефицит кадров. Ситуация усугубляется оторванностью вузовской теории от требований ИТ-компаний».

 

Антон Чехонин («НОРБИТ») говорит, что готовых ИТ-специалистов подходящей квалификации компании хронически не хватает, и поэтому приходится решать эту проблему своими силами. «У нас есть корпоративный университет, где одновременно читается около 15 курсов; мы отправляем сотрудников на внешнее обучение для повышения квалификации. Кроме того, мы запустили стипендиальные программы в Финансовом университете, КГУ и ЮЗГУ», – рассказывает г-н Чехонин. Помимо прочего, специалисты «НОРБИТ» читают курсы в вузах Москвы и Курска.

 

Павел Анохин (HP Inc.):

«Качество ИТ-образования зависит не только от формата обучения, но и от методики преподавания».

 

Павел Анохин (HP Inc.) отмечает, что уже существует огромное количество высших учебных заведений, где есть факультеты, направленные на изучение различных ИТ-направлений. HP активно участвует в развитии образования: в конце 2019 года в рамках программы HP Learning Studio в одной из московских школ был создан образовательный класс с инновационными технологиями HP, включая ноутбуки, иммерсивные технологии, VR-системы, возможности для 3D печати и сканирования объектов.

 

Борис Щербаков (Dell Technologies):

«На мой взгляд, оптимальное решение – брать лучшее от каждого формата».

 

Борис Щербаков (Dell Technologies) считает, что несмотря на ряд преимуществ (обучение в удобное время и в удобном месте, возможности для адаптации курса и скорости обучения под уровень студента) онлайн-образования, у него есть и минусы (отсутствие социализации, живого общения, работы в группах в реальной ситуации). Поэтому необходимо сочетать классический формат с технологичными новинками в виде онлайн-курсов, тестирований и материалов для самостоятельного изучения.

 

Николай Марин (IBM):

«Сегодня мы не только наблюдаем примеры успешного совмещения традиционного, онлайн-образования и получения актуальных отраслевых навыков на рабочем месте и на более ранних этапах образования, но и активно участвуем в этом процессе».

 

Николай Марин (IBM) уверен, что онлайн-образование обретает все больший вес в формировании навыков, актуальных в ИТ-индустрии. Оно также вносит существенную лепту в обеспечение возможности непрерывного образования для экспертов по мере развития индустрии.

Источник: https://www.it-weekly.ru/it-news/analytics/152124.html

ЕЩЕ НОВОСТИ

Меню