Коммерсантъ: Программные маневры

Чем поможет и помешает производителям ПО изменение налогообложения

В конце июня президент РФ Владимир Путин объявил о беспрецедентных мерах поддержки IT-отрасли: в ней бессрочно снизят ставку страховых взносов с 14% до 7,6%, а налог на прибыль — с 20% до 3%. Такие ставки могли сделать Россию одной из наиболее выгодных стран для разработки программного обеспечения (ПО), если бы не ложка дегтя. Чтобы компенсировать потери бюджета, в цену софта, за некоторыми исключениями, снова включат сейчас нулевой НДС. Для многих компаний это как минимум нивелирует льготы, не говоря уже о подорожании софта для потребителей. В результате теперь бизнес надеется убедить правительство вернуть НДС только для иностранных игроков.

Как стало известно “Ъ”, 9 июля представители IT-бизнеса должны встретиться в «Иннополисе» с премьером Михаилом Мишустиным, чтобы обсудить финальные параметры налогового маневра в отрасли. В зависимости от условий он может стать для нее как спасительным, так и убийственным.

На кону серьезные средства. В последние годы отрасль разработки софта как одна из ключевых частей IT-рынка в России стабильно росла на 10–15% в год. «2019 год для индустрии разработки ПО был спокойным и положительным, рост продаж ПО и услуг по его разработке составил около 20%, объем зарубежных продаж вырос на 15%, примерно до $11 млрд»,— отмечает президент ассоциации «Руссофт» Валентин Макаров.

Но в середине февраля на фоне снижения цен на нефть у софтверных компаний начались проблемы, а в марте к ним добавились задержки платежей, вызванные пандемией. По оценкам экспертов, с задержкой платежей за выполненные работы столкнулись более 80% компаний, а падение оборотов IT-компаний составило больше 50%.

Падение российского IT-рынка по итогам всего 2020 года может превысить 30% в долларовом выражении, прогнозировали в IDC (см. “Ъ” от 29 апреля). Необходимый для восстановления объем госфинансирования IT-компании оценивали в среднем в 24,3% от их ежегодного оборота, то есть 242 млрд руб., если ориентироваться на данные о совокупной выручке предприятий отрасли по итогам 2018 года (более свежих данных нет), подсчитали в «Руссофте».

В итоге 23 июня Владимир Путин объявил о «налоговом маневре»: для отрасли бессрочно снизят ставку страховых взносов с нынешних 14% до 7,6% и налог на прибыль — с 20% до 3%.

Но, как писал “Ъ” 25 июня, компенсировать потери бюджета от поддержки IT-отрасли предлагается отменой с января 2021 года нулевого НДС на продажу исключительных прав на софт и прав на пользование им по лицензионным договорам.

Только в 2021 году это должно принести в бюджет 42,5 млрд руб. IT-компаниям, ПО которых включено в реестр отечественного (там состоят крупные поставщики государства), для компенсации введения НДС предлагается предоставить субсидии.

По ком плачут льготы

В результате налоговый маневр будет выгоден не IT-отрасли, а бюджету, уверен представитель Spirit (разработчик ПО VideoMost). Уменьшение ставки социальных взносов и налога на прибыль при введении НДС для производителей ПО — это вовсе не преференции для отрасли, а рост налоговой нагрузки, уверены там. У софтверных компаний моментально появятся обязательства по уплате НДС, а также кассовые разрывы, притом что экономическая ситуация и так тяжелая, получение субсидий не гарантировано, а оформление и администрирование становится более сложным и долгим, добавляют в компании, констатируя, что отмена льготы по уплате НДС для многих существенно усложнит либо сделает невозможным ведение бизнеса.

Больше всего от маневра пострадает малый бизнес с низкой прибыльностью и закредитованные компании, тогда как крупным игрокам хватит запаса прочности, они выдержат и приспособятся, полагает председатель совета директоров «СерчИнформа» Лев Матвеев.

В краткосрочной перспективе действительно выигрывает бюджет, так как повышается объем сборов с легальных разработчиков ПО, но в долгосрочной — проигрывает и бюджет тоже, так как часть компаний обанкротятся, а часть уйдут в серую зону или другую юрисдикцию, уточняет коммерческий директор Promt Никита Шаблыков. Компании, поясняет он, строят бюджеты и инвестиционные планы на несколько лет вперед исходя из текущих условий, а при принятии таких резких мер необходимы предварительное обсуждение с представителями отрасли и как минимум значительная отсрочка.

Кроме того, введение субсидий влечет неизбежное снижение привлекательности особых экономических зон (ОЭЗ) «Иннополис» и «Сколково», добавляет Лев Матвеев. Сейчас основной бонус от вхождения в них — как раз налоговые преференции для резидентов. Сниженные страховые взносы и налог на прибыль для всех IT-компаний перекроют налоговые послабления ОЭЗ, возможно, для их резидента потребуется еще «добавить бонусов», чтобы потом не жаловаться, что не получилась отечественная Кремниевая долина, предупреждает господин Матвеев.

Наконец, отмена льготы по НДС изменит структуру цен, что скажется и на потребителях, отмечает гендиректор компании «Рексофт» Александр Егоров. Например, для банков это прямой налог и они не смогут потом получить налоговый вычет, у потребителей же из других отраслей вырастет исходящий НДС, указывает он. Что касается продавцов интернет-услуг и компаний, работающих в области разработки ПО на заказ (а это примерно 75% компаний, работающих на отечественном рынке разработки ПО), они и так платят НДС, так что на них отмена льготы не повлияет.

Кого ждет налоговый рай

«Налоговый рай» теоретически действительно может привлечь глобальный бизнес. Ярко выраженными бенефициарами налоговых послаблений станут дочерние структуры международных компаний, работающие в России и аккредитованные в качестве российских IT-компаний, а значит, подпадающие под налоговые послабления, уверен гендиректор TAD Development Тарас Федоров. Для таких компаний открытие R&D-подразделения в России и сейчас выгодный шаг, а со снижением «зарплатных налогов» и налога на прибыль станет еще более привлекательным, отмечает он.

Выиграют от введенных мер и те российские компании, которые экспортируют IT-услуги или продукты за границу, полагает господин Федоров. В случае отмены льготы по НДС компании-экспортеры смогут начать вычитать входной налог, что позволит им практически не заметить этой меры, рассуждает он. Перекос всего пакета поддержки в сторону экспорта создает впечатление, что IT рассматривается в качестве новой нефти, однако без комплексных изменений правил ведения бизнеса в стране меры не сработают так, как ожидается, уверен он.

Для российских экспортеров софта эффект будет положительным, поскольку при наличии льготы входной НДС с расходов относится на затраты, а при отсутствии льготы при экспорте будет применяться нулевая ставка и входной НДС будет вычитаться из бюджета, солидарна партнер практики налоговых услуг предприятиям в области связи, информационных технологий и СМИ PwC в России Наталья Возианова.

С точки зрения фискального расчета действительно может казаться, что налоговый маневр благоволит экспортерам, но проблема в том, что все наши крупные компании продают за рубеж через свои торговые структуры, зарегистрированные в Швейцарии, Великобритании, на Кипре и так далее, указывает управляющий партнер Leta Capital Александр Чачава. Причем дело не в ставках: налоги в некоторых странах и так уже выше, чем в России, подчеркивает он.

Важная особенность IT-бизнеса на глобальном уровне, по мнению Александра Чачавы, в том, что его очень часто строят не для извлечения прибыли, а в первую очередь для роста капитализации, то есть чтобы продать стратегическому инвестору или разогнать капитализацию на публичном рынке. В российских же условиях о росте капитализации речь не идет, инвестиционный климат слабый, права акционеров защищены плохо, отмечает он. Дело еще и в том, что из России неудобно экспортировать софт по многим причинам, включая дополнительную бюрократию и тот факт, что клиенты из Европы и США «не очень любят платить в российские компании».

Снижением налога эти проблемы не решить, для возвращения экспортеров в российскую юрисдикцию нужен целый комплекс мер, делает вывод господин Чачава. Впрочем, уменьшение социальных взносов и само по себе станет для зарегистрированных за рубежом компаний большим подарком, так как их сотрудники находятся в России, указывает он: в итоге компании смогут больше ресурсов тратить, в том числе на то, чтобы продвигать свои продукты на глобальном рынке.

Где не наша не пропадала

На совещании представителей индустрии с Михаилом Мишустиным, по данным источников “Ъ”, будет обсуждаться возможность отмены льготы по НДС только для иностранного софта. В этом варианте льгота может сохраниться, например, для всех российских юридических лиц, которые аккредитованы при Минкомсвязи, имеют ПО в реестре отечественного, распространяют его по всей территории РФ и для всех юридических лиц, не соблюдая американские санкции, а также имеют на территории России юридические права и персонал для модификации и развития ПО, рассказал источник.

Если иностранные компании будут соблюдать все эти условия, локализовавшись в России, то получат право сохранить льготу по НДС, что будет соответствовать курсу на приглашение в страну зарубежного капитала и бизнеса в сфере IT за счет создания благоприятной юрисдикции, пояснил собеседник “Ъ”.

Однако далеко не факт, что многие зарубежные компании смогут или захотят работать в России без оглядки на санкции. При этом дальнейшее усиление конкурентных позиций для отечественных разработчиков как минимум сомнительно с точки зрения международных договоренностей, считает заместитель председателя комитета Российского союза промышленников и предпринимателей по интеллектуальной собственности и креативным индустриям Анатолий Семенов.

В случае введения НДС только для иностранных компаний будут нарушаться такие принципы Всемирной торговой организации, как принцип недискриминации и принцип национального режима, уверен он. Первый из них зафиксирован в целом ряде актов в российском законодательстве и заключается в предоставлении равных условий отечественным и иностранным компаниям, второй же предусматривает, что при применении мер внутреннего налогообложения «внутренние правила регулирования не должны применяться к импортированным или отечественным товарам таким образом, чтобы создавать защиту для внутреннего производства», объясняет он.

Эта позиция вполне ожидаема и вписывается в общий тренд «быть милым насильно, раз по любви не получилось», признает господин Семенов. Однако, добавляет он, это сложно назвать созданием благоприятной юрисдикции, более или менее благоприятными внутренними офшорами остаются только Калининград и Владивосток, где, «по сути, отменено российское законодательство для редомициляции и инкорпорации». В целом же, констатирует эксперт, подобное принуждение к локализации сейчас можно назвать общим трендом госуправления в России.

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/4407926

ЕЩЕ НОВОСТИ

Меню