ДП: Вне области цифровизации: с инновациями Ленобласти не повезло

Все умные технологии оттягивает на себя Петербург. Неплохо выглядит только госсектор.

Свою табель о рангах регионов по уровню их цифровизации Минкомсвязи еще не закончило — рейтинг в работе. Но есть независимые ценки. Например, Российский региональный инновационный индекс от ВШЭ и Индекс научно–технологического развития субъектов РФ (“РИА Рейтинг”). В прошлом году Ленинградская область занимала в них 48–е и 39–е места соответственно.

Исполнительный директор ИТ–компании “Рексофт” Евгений Минеев объясняет невысокое положение в рейтинге соседством с Петербургом. “Здесь основную роль играет агломерационный эффект. Территория области достаточно большая, со множеством маленьких населенных пунктов, где развивать инновации экономически нецелесообразно. Поэтому инвесторы и жители области притягиваются в центр агломерации — Петербург”, — подтверждает директор Центра прикладных исследований и разработок ВШЭ СПб Александр Курячий.

Александр Семенов, председатель совета директоров ГК “КОРУС Консалтинг”, к основным преградам цифровизации относит небольшой спрос и недостаточное развитие коммуникаций (низкое покрытие 3G и LTE).

С другой стороны, Ленинградская область является лидером по предоставлению государственных услуг жителям в электронном виде. Во многих регионах России большие игроки ИТ–рынка участвуют в создании новых инструментов для жителей в формате ГЧП. Сейчас доля граждан, пользующихся элект-ронными сервисами госуслуг, уже превысила 60%, а до 2024 года может увеличиться до 80%, оценивает Дмитрий Панов, координатор “Деловой России” по Северо–Западному федеральному округу. “Кроме того, область занимает лидирующие позиции по внедрению цифровых пространственных сервисов для инвесторов”, — сообщает он.

Не промышляют цифрой

Госсектору вообще проще — инновации приходят “сверху”, из федерального центра. По той же причине большим цифровым размахом отличаются госкомпании, среди которых эксперты особенно выделяют Октябрьскую железную дорогу (ОЖД). “Проекты РЖД задают тон и другим предприятиям: они привлекают большое количество подрядчиков, которые пытаются соответствовать и тоже цифровизуются”, — отмечает гендиректор компании “Дилибриум” Андрей Зигуля. ОЖД внедряет множество ИТ–проектов, в их числе беспилотные маневровые локомотивы, автоматические переключения путей, компьютерное зрение, дроны для контроля качества полотна.

А вот в частных и некрупных государственных компаниях с технологиями все обстоит хуже. По оценкам Дмитрия Панова, на большинстве региональных предприятий доля расходов на ИТ и так не превышает 1%. При этом по итогам II квартала руководством промышленных предприятий объявлено о дополнительном сокращении ИТ–бюджетов на 20–30% в связи с последствиями распространения коронавирусной инфекции.

Сясьский ЦБК начал работу по цифровизации в 2019 году, бюджет компании на внедрение инструментов цифровизации составляет более 100 млн рублей, что как раз чуть менее 1% от общих расходов компании, подтверждают там статистику. В прошлом году была разработана новая система оплаты труда, сейчас же на предприятии внедряется 1С MES — цифровая система управления производством.

Депрессивный АПК

У сельского хозяйства не только в России, но и в мире есть несколько особенностей, которые тормозят применение цифровых технологий. Исполнительный директор Инвестиционно–Аграрного Фонда Марина Строгая поясняет: “Во–первых, это высокий уровень закредитованности. Организации сферы АПК зачастую работают за счет получения льготных кредитов и государственных дотаций. Во–вторых, высокий уровень затрат и низкая маржинальность — вложенные в сельхозпредприятия средства отбиваются годами. В–третьих, определенная косность мышления самих аграриев. Даже в США и ЕС применение цифровых технологий в АПК сталкивается с неприятием: фермеры считают, что лучше работать по старинке, и не рискуют использовать новые технологии”.

По данным эксперта, в Ленинградской области лишь около 10% пашен обрабатываются с помощью диджитал–решений, а доля предприятий, использующих такие технологии, составляет не более 3–5%. Технологии автоматизации и цифровизации применяются в основном крупными агрохолдингами, которые имеют большие оборотные средства. Андрей Зигуля тоже отмечает недостаточную сознательность фермеров: “Есть предвзятое отношение к госинициативам. Хотя государство в последнее время делает в отношении цифровизации очень много. Взять хотя бы областной Фонд поддержки предпринимательства. Кроме того, все привыкли работать по старинке, применять методы управления бизнесом, которые были актуальны 10–20 лет назад, и эта закостенелость зачастую приводит к разорению. У нас очень депрессивный АПК”, — заключает эксперт.

Однако общероссийская тенденция на цифровизацию МСП, в том числе фермерских хозяйств, уже существует, и эксперты выражают уверенность, что она распространится и на область: “Москва сейчас занимается активным развитием сервисов для малого и среднего бизнеса, со временем этот тренд дойдет и до регионов”, — подчеркивает Евгений Минеев.

Материал подготовлен специально для Рейтинга Ленинградской области — 2020

ЕЩЕ НОВОСТИ

Меню