Коммерсантъ: Запутанный маневр

IT-отрасль ждет пояснений по налоговым льготам

Пандемия коронавируса, под знаком которой прошел почти весь 2020 год, оказала влияние практически на все сферы экономики, включая IT. Еще весной компании этого сектора заговорили о необходимости господдержки. В конце июля президент подписал поправки в Налоговый кодекс, более известные как налоговый маневр. Новые правила для IT-компаний начнут действовать с 1 января 2021 года, но в отрасли до сих пор нет понимания, к чему это приведет.

Пострадавшая отрасль

В конце марта правительство назвало список отраслей, наиболее пострадавших от пандемии, и сфера IT в него не вошла. Российские компании «цифрового контура» с такой оценкой своего положения не согласились. Отраслевые ассоциации предупредили о грядущем снижении выручки у многих игроков рынка и, как следствие, серьезных кадровых потерях, грозящих IT-компаниям. Согласно майскому опросу «Руссофта», сокращения планировались в 42% IT-компаний, а 15% респондентов сообщили о планах сократить более 10% штата.

С этим связывали угрозу отката развития отрасли на годы назад и отъезда квалифицированных кадров из страны. В качестве меры предлагалось признать отрасль пострадавшей от пандемии, чтобы IT-компании могли получить господдержку. Кроме того, предлагалось ввести рассрочку выплат страховых взносов по ФОТ и НДФЛ для IT-компаний c 2020 до 2024 года включительно, а также поддержать или субсидировать государственный спрос на отечественную IT-продукцию.

23 июня в одном из обращений к россиянам Владимир Путин объявил о налоговом маневре в IT — предстоящем снижении ставки налога на прибыль с 20% до 3%, а также бессрочном снижении ставки по страховым взносам с 14% до 7,6%. 31 июля 265-ФЗ был принят.

Уже осенью прогнозы по потерям IT-отрасли были скорректированы. Так, IDC, которая в конце апреля предрекала рынку падение на 30% в ноябре, сообщила, что снижение не превысит 8,2% в долларовом выражении. Корректировка прогноза связана с данными рынка: спрос на IT-продукты и услуги перераспределен, а реализация замороженных весной проектов в третьем квартале возобновилась.

Суть маневра

Налоговый маневр даст возможность IT-компаниям численностью от семи человек, аккредитованным в Минцифре, с начала 2021 года платить меньше отчислений с ФОТ, а также воспользоваться льготами по налогу на прибыль. При этом по предложению Минцифры нулевой НДС при продаже ПО с того же момента начнет применяться в виде субсидий и лишь для разработчиков софта, включенного в реестр отечественного ПО. Для остальных компаний будет действовать ставка НДС 20%. По расчетам ведомства, отмена общей льготы по НДС в 2021 году принесет в бюджет дополнительные 42,5 млрд руб.

Предложение об отмене нулевого НДС вызвало шквал критики: некоторые участники отрасли посчитали, что в этом случае маневр не снизит налоговую нагрузку на IT-компании, а, напротив, повысит ее. Но главным в обсуждении стал вопрос, какие компании в принципе могут получить льготы, а какие — нет. В законе есть немало условий — так, льготы действуют в случае, если не менее 90% дохода компания получает от реализации своих программных продуктов и услуг, связанных с ними. Присутствует и весьма обширный список «исключений».

На сегодня недостаточно документов, которые бы четко описывали налоговый маневр, указывает гендиректор компании «Мой офис» Дмитрий Комиссаров: «Есть довольно много разночтений, которые на текущий момент не утрясены. Нет понятной структуры — до сих пор обсуждается, кто должен получать налоговые льготы, должен быть какой-то специальный реестр компаний или будет использоваться имеющийся реестр отечественного софта».

Сейчас налоговый маневр содержит огромное количество непонятных формулировок, которые можно интерпретировать так или иначе, соглашается управляющий партнер Leta Capital Александр Чачава. «Ситуация видится довольно сложной: с началом 2021 года наступит хаос, из которого мы будем долго и мучительно выбираться, конкретизируя понятия, убирая двусмысленности, поясняя IT-компаниям, что же все это значит и как это правильно применять»,— говорит он.

Спорные формулировки

Как отмечала Российская ассоциация электронных коммуникаций, большинство компаний интернет-отрасли не смогут получить налоговые льготы, так как не подпадают под критерии поддержки. Что касается непосредственно разработчиков софта, для которых и разрабатывался маневр, то и с ними совсем не все гладко. По оценке гендиректора Института исследований интернета Карена Казаряна, льготами не смогут воспользоваться сотни разработчиков, даже если формально они соответствуют критериям.

«В законе есть хитрая формулировка — это предложение на полстраницы, которое совсем непросто читается. Если его аккуратно разбирать, из-под действия льгот исключаются далеко не только рекламные платформы, условные маркетплейсы и сервисы заключения сделок, а, по сути, любое ПО, которое позволяет заключить сделку — а это масса бизнес-софта, системы электронного документооборота и прочее»,— поясняет Карен Казарян. Законотворцы, видимо, опасались, что меры поддержки для IT-отрасли в итоге позволят уйти от НДС не IT-компаниям, а тем, кто хочет ими быть, добавляет Александр Чачава: «И для этого вводится много уточнений, которые, если их внимательно читает юрист, отрубают от возможности пользоваться новыми льготами до 80% компаний IT-рынка».

По словам собеседников “Ъ”, Минцифры поначалу объясняло, что отрасль просто не так поняла спорные формулировки. На что бизнес потребовал гарантий, что любой налоговый инспектор сможет понять их так, как нужно. «Конкретно эту зубодробительную формулировку собираются аккуратно поменять, чтобы достичь первоначальной цели — исключить рекламные системы, сайты вроде “Циана” или “Авито”, интернет-магазины, но оставить “правильных” разработчиков софта»,— рассказал представитель одной из отраслевых ассоциаций.

Нет определенности и в других моментах, рассуждает Дмитрий Комиссаров: «Например, нет документов, которые поясняют, не приведет ли получение гранта к невозможности воспользоваться налоговым маневром. Мы столкнулись с вопросом гранта от РФРИТ — компания встает перед выбором: если получить грант и он составит более 10% от выручки за год, то может ли компания в таком случае использовать освобождение от НДС? Ведь если у нас меньше 90% выручки от продаж ПО и услуг, связанных с ним, мы теряем налоговую льготу».

Из-за всей этой неразберихи некоторым компаниям проще будет не пользоваться субсидией, чтобы не подпасть под разбирательства с ФНС, считает Александр Чачава: «Получается, директору IT-компании нужно сделать выбор: не платить НДС с риском попасть под разбирательства с налоговыми органами — а речь тут о ставке 20%, пене, штрафах, судах. Или на всякий случай заплатить НДС, увеличив стоимость своего продукта. А кто-то и вовсе поменяет юрисдикцию, чтобы застраховаться от непонятных последствий — это, например, компании, которые имеют заказчиков не только в России, но и за рубежом».

Ожидаемая польза

Снижение ставки страховых взносов окажет положительное влияние на издержки организаций, работающих в IT-отрасли, однако точные размеры экономических выгод будут зависеть от фактического регресса конкретных компаний. «Подсчет усложняется тем, что нынешние 14% страховых взносов распределяются по разным фондам и имеют разные регрессы. По нашим прогнозам, предложенная президентом льгота может “сберечь” от 25% до 30% от годовой суммы взносов,— рассуждает финансовый директор компании “Рексофт” Денис Каморджанов.— Снижение ставки налога на прибыль также крайне позитивно для IT-индустрии. Налоговая льгота — это мощный инструмент поддержки бизнеса, особенно в текущих условиях кризиса, спровоцированного пандемией коронавируса».

Дмитрий Комиссаров считает, что наибольшее значение маневр имеет для компаний, которые разрабатывают коробочные продукты либо работают по заказным схемам производства ПО: «С точки зрения отрасли компаний в ней несколько больше, чем Mail.ru и “Яндекс”, которые под маневр не подпадают. И предложенные льготы, конечно же, важны. Потому что 70% расходов у нас — это взносы с ФОТ». Если посчитать экономию в деньгах, то она оказывается значительной, продолжает он: «Мы посчитали, что налоговые льготы могут дать нам примерно 6–7% от оборота. Учитывая экономию по страховым взносам и сокращение налога на прибыль, “МойОфис” мог бы сохранить более 70 млн руб. А для нас это очень существенные деньги». В Mail.ru Group и «Яндексе» тему комментировать отказались.

Маркетплейсы не подпадают под налоговый маневр, но, например, Ozon, как крупный разработчик ПО, сейчас уже пользуется пониженной ставкой по страховым взносам для IT-компаний, пояснил директор по взаимодействию с органами госвласти Ozon Дмитрий Русаков. «Распространение этих льгот на компании меньшего масштаба однозначно положительно скажется на отрасли онлайн-коммерции и онлайн-услуг, которые оказались ключевыми в период пандемии и самоизоляции»,— отметил он. Налоговый маневр в первую очередь окажет помощь узкоспециализированным софтверным компаниям и стартапам, которые давно не могли решиться запустить свой бизнес «по всем правилам», дополняет гендиректор «Центра аналитических систем» Алексей Мамонов.

Принятые меры по снижению налога на прибыль и страховых взносов для IT-компаний дадут позитивный эффект, считает директор ДКИС ALP Group Светлана Гацакова: «Нулевая ставка НДС, распространяющаяся только на вендоров ПО, не отражается на компаниях, занимающихся внедрением, консалтинговыми услугами, поддержкой. А вот льготы по страховым взносам — вещь для нас достаточно существенная, ведь зарплаты IT-специалистов сравнительно высокие».

Иные меры

В сентябре на ЦИПР-2020 глава Минцифры Максут Шадаев обмолвился в кулуарах о подготовке второго пакета мер поддержки отечественной IT-отрасли. В ноябре стало известно, что в список новых предложений ведомства входят отмена «Налога на Google» и вычет НДС при экспорте российских IT-решений, льготы для разработчиков игр, социальных сетей и мессенджеров, поддержка онлайн-кинотеатров — всего 88 мер по 12 сегментам рынка.

«Второй пакет мер поддержки разрабатывался в открытом диалоге с отраслью. Мы сформировали рабочие группы по приоритетным направлениям поддержки на базе АНО “Цифровая экономика”, куда вошли представители более 100 ведущих российских компаний. Итогом работы стал пакет предложений, который впоследствии прошел согласование с ведомствами и был направлен в правительство»,— рассказал “Ъ” заместитель главы Минцифры Максим Паршин.

Помимо этого в конце ноября стало известно о предложении Минпромторга субсидировать затраты российских маркетплейсов на логистику и хранение товаров. Таким образом, компании, которые относят себя к IT-сфере, но не подпадают под налоговый маневр, могут все же получить господдержку. На субсидии маркетплейсам в 2021–2023 годах может быть направлено 1,5 млрд руб.

В целом для IT-отрасли важны и налоговые льготы, и господдержка спроса, и возможность получить гранты, отмечает директор по взаимодействию с госорганами «ABBYY Россия» Ольга Минаева. «Условия, которые сделают такую поддержку комплексной и позволят их распространить не только на малый и средний бизнес, но и на крупные компании независимо от структуры, позволят IT-разработчикам направить больше средств на развитие технологий и создание новых рабочих мест, в результате чего выиграет вся экономика страны,— считает она.— Кроме того, послабления в части валютного контроля могут также положительно сказаться на развитии IT-отрасли, если впоследствии приведут к полной отмене этой процедуры, ведь практика развитых стран уже подтвердила, что в мерах валютного контроля нет необходимости».

Важно, чтобы правила игры были одинаковыми для всех и все компании, подпадающие под действие закона, могли пользоваться одинаковыми льготными условиями, говорит Александр Чачава: «Не хочется, чтобы возникла ситуация, когда две компании с одинаковым, по сути, бизнесом, разрабатывающие софт похожего назначения, попали в неравные условия».

В отрасли считают, что окончательное понимание, пользу или вред принесет налоговый маневр, появится через год-два. В Минцифре же ожидают от налогового маневра ощутимого эффекта. «Россия взяла курс на создание беспрецедентных условий для IT-компаний: с нового года наша юрисдикция станет одной из самых привлекательных в мире для развития IT-отрасли,— говорит Максим Паршин.— О востребованности вводимых налоговых льгот свидетельствует возросшее в несколько раз количество заявлений на аккредитацию и включение в реестр отечественного ПО. В перспективе мы ожидаем как роста доходов и развития российских IT-компаний, так и локализации в нашей стране зарубежных бизнесов».

Среди других мер, которые могут быть приняты в разработку, обсуждается возможность выделения новых ОКВЭД, относящихся к цифровой деятельности. Это позволило бы IT-компаниям отказаться от дробления по реестрам и получать льготы по виду деятельности. Другой вариант, обсуждаемый на рынке,— поощрение компаний за создание высокотехнологичных рабочих мест. Но это очень отдаленные перспективы.

По словам собеседников “Ъ”, обсуждения мер поддержки IT-отрасли проходят «в кабинетах» чуть ли не на еженедельной основе. К настоящему времени окончательный вариант уточнений не выработан, но его появление ожидается в ближайшие недели, а возможно, и дни. Как говорит источник “Ъ”, в одной из профильных ассоциаций есть неплохой шанс, что наиболее важные предложения отрасли будут услышаны.

Источник: статья в Коммерсантъ

ЕЩЕ НОВОСТИ

Меню