Rusbase: Кто в России понимает идею открытого кода и как на нем правильно зарабатывать

Министерство цифрового развития, связи и массовых коммуникаций РФ совместно с IT-сообществом разрабатывают стратегию развития рынка цифровых продуктов Open Source, которая предполагает, что привилегии продуктов, входящих в Реестр отечественного ПО, будут распространены и на продукты на основе «свободного ПО».

Иными словами, госкомпаниям разрешат закупать продукты Open Source на тех же основаниях, что и отечественное ПО.

Так называемый черновик документа уже готов — его обсуждают сегодня на Russia Open Source Summit, который организован Российским фондом развития информационных технологий (РФРИТ). Однако некоторые игроки рынка уже высказались.

RB.RU опросил российских разработчиков, которые уже не первый год работают с открытым кодом, узнал их мнение насчет стратегии, возможностей Open Source в России и существующих уже сегодня проблемах в этой сфере, а также о том, как легально зарабатывать на открытом коде и заменят ли такие свободные технологии коммерческий софт.

Россия и открытый код

В последние пятнадцать лет движение Open Source стало одним из ключевых факторов развития ИТ-отрасли. Открытый код не только активно распространятся, что выражается в росте количественных показателей (число потребителей и поставщиков, финансовые объемы сопутствующих услуг), но и изменяется его качественное позиционирование на ИТ-рынке в целом.

Алексей Смирнов, председатель совета директоров «Базальт СПО», считает, что в России много сильных разработчиков, занимающихся свободным ПО. В качестве примеров он приводит BellSoft, разрабатывающий свободную реализацию Java, PostgressPro — разработчиков системы управления базами данных.

В России, наконец, был написан самый популярный в мире веб-сервер Nginx, напоминает Смирнов. Команда его компании «Базальт СПО» уже 20 лет развивает собственную инфраструктуру разработки, позволяющую выпускать дистрибутивы ALT Linux для всех основных аппаратных платформ. В последнее время стали появляться сильные свободные разработки Open Source в «Яндексе», в Mail.ru, в Сбере.

Генеральный директор компании-разработчика софта «Емдев» Алексей Какунин добавляет, что Open Source активно используется в России, и наша страна находится в общемировом тренде. Но российские компании участвуют в Open Source не так активно, как зарубежные: в топ-20 индекса OSCI, который отслеживает активность компаний на GitHub, из России никого нет.

«Если говорить о вкладе российских разработчиков в Open Source, то даже в списке топ-20 можно найти компании с большой базой программистов в РФ (EPAM, JetBrains)», — поясняет Какунин.

В этом году на технологии открытого кода обратили внимание на государственном уровне. Так, в сентябре премьер-министр России Михаил Мишустин предложил создать отечественную платформу для совместной разработки ИТ-проектов. В видеообращении к участникам форума Kazan Digital Week он заявил, что нужно запустить программу, которая позволила бы стимулировать участие российского бизнеса в международных Open Source альянсах.

«У нас должна появиться собственная платформа в этой сфере, другими словами, российский GitHub. Продолжим продвигать наши разработки за рубеж», — подчеркнул Мишустин.

Тем временем Минцифры подготовило черновик стратегии развития Open Sourse в России, который сегодня должны обсудить участники Russia Open Source Summit.

В Минцифры «поняли идею открытого кода неправильно» — мнение

О том, что Минцифры вместе с АНО «Цифровая экономика» разработали проект мер поддержки развития открытого программного обеспечения и открытой архитектуры (OS и OA), в августе писал РБК со ссылкой на источник. Собеседник издания озвучил основные тезисы будущего документа:

  • приравнять решения OS и OA к отечественному софту и микроэлектронике по ограниченному перечню согласованных направлений. Таким образом, на госзакупках предпочтение не будет больше отдаваться исключительно российским разработкам;
  • определить якорных заказчиков OS и OA с массовым спросом и подготовить для них проекты с использованием подобных продуктов. Госкомпании получат директиву по использованию таких продуктов, для других игроков рынка предусмотрят гранты;
  • обеспечить поддержку компаний, осуществляющих техническое сопровождение, сервис и доработку продуктов на базе OS и OA;
  • обеспечить льготное кредитование производства программно-аппаратных комплексов на базе OS и OA.

Знакомый с «черновиком» стратегии Минцифры генеральный директор АО «ИВК» Григорий Сизоненко отмечает, что документ уже хорош тем, что об Open Source задумались на уровне государства.

«До этого документа государство на Open Source обращало внимание постольку-поскольку. Самый лучший источник халявы — это открытый код. Такая у нас была политика. Поэтому появился такой тренд: Open Source — это бесплатно. Не надо ничего делать, мы возьмем, “шильдик” поменяем, назовем своим именем и будем государству впаривать. Государство раньше с этим соглашалось», — говорит Сизоненко.

Сейчас, по его словам, появилась идея структурировать подход и позицию, сформировать отношение к Open Source. Однако, по мнению Сизоненко, авторы стратегии хоть и проделали большой труд, «но поняли идею открытого кода неправильно». К примеру, в глоссарии стратегии дается определение репозитория — «это распределенное хранилище программного кода с возможностью контроля версионности».

«На самом деле это короткое описание технологии, которая называется GitHub. Этого мало. Это только одна технология. Задача государства, прежде всего, создать технологии разработки системного ПО на базе открытого кода, и научиться производить собственные технологии, которые позволят формировать в стране технологически независимую IT-инфраструктуру. В первую очередь, на отечественных процессорах и с открытой архитектурой. Это в стратегии упущено, не знаю почему», — отмечает Сизоненко.

Он также обратил внимание на то, что в начале документа говорится об участии России в создании Open Source и наряду с этим упоминаются основатель компании Nginx Игорь Сысоев, руководитель ПК FrontendConf Глеб Михеев. Сизоненко считает, что нужно упоминать не тех, кто уехал из России, а тех, кто работает в стране и создает технологии.

«Почему здесь не упомянуть Алексея Смирнова (генеральный директор «Базальт СПО»), Алексея Новодворского (сооснователь ООО «Альт Линукс»)? Того же Ивана Панченко (сооснователь Postgres Professional)? Они уже создали в России технологии мирового уровня и развивают их. Стратегия должна предполагать, в первую очередь, экспертизу того, что уже есть в нашей стране — технологии мирового уровня. Минцифры необходимо выделить те проекты, которые нужны России и выработать механизму их поддержки и развития. Это просто необходимо, если мы хотим вырастить компании мирового уровня», — отмечает Сизоненко.

Алексей Смирнов считает, что в России не нужны специальные меры поддержки фирм, разрабатывающих СПО. По его словам, должна быть единая система мер поддержки для всех отечественных разработчиков.

«И такие меры уже есть: преференции при госзакупках, серьезные налоговые льготы, интересный набор мероприятий предусмотрен принятым недавно “Вторым пакетом мер поддержки ИТ-отрасли”. Если говорить о мерах, специфичных для СПО, то я назвал бы: обязательную публикацию под свободной лицензией ПО, разработанного на бюджетные деньги, если только на ПО не стоит грифа секретности; индивидуальную поддержку разработчиков за уже состоявшийся вклад в ключевые международные проекты СПО, использование СПО в образовании, прежде всего в ИТ-образовании. Специалист должен не только писать программы, но и иметь возможность их читать», — подчеркивает Смирнов.

Сооснователь Postgres Professional Иван Панченко считает, что пока окончательного варианта стратегии как такового еще нет, рано говорить о рисках, связанных с ее реализацией.

«Да, неаккуратными мерами можно испортить любое разумное начинание. Стратегия Open Source, кстати, есть в Евросоюзе. Но, по сравнению с США и Китаем, Евросоюз слаб. У России больше возможностей», — считает Панченко.

Подводные камни и риски Open Source

За месяц до проведения Russia Open Source Summit против модели, предложенной Минцифры, выступили президент группы компаний InfoWatch, сооснователь «Лаборатории Касперского» Наталья Касперская и предприниматель в области программного обеспечения на базе искусственного интеллекта, президент компаний «Крибрум» и «Ашманов и партнеры» Игорь Ашманов.

Ряд СМИ 1 сентября опубликовали их открытое письмо. Один из аргументов против — «получение “халявы” может кончиться в любой момент». Авторы публикации отмечают, что подавляющая часть свободного ПО и открытых архитектур микропроцессоров разрабатывается сейчас на деньги и под управлением американских корпораций, работающих в юрисдикции США и исполняющих законы о санкциях, поэтому стоит внимательнее присмотреться к стратегическим целям США.

«В Национальной киберстратегии США от 2018 года прямо заявлено, что США должны доминировать в киберпространстве и задавать правила для остальных, а Россия — враг США номер один, а также, что американские технологии и открытый Интернет — средство продвижения ценностей США по планете и интересов американских корпораций», — отмечается в письме.

Отсюда авторы делают вывод, что Запад может, во-первых, в любой момент «опустить рубильник», и Россия лишится доступа к открытому коду. Во-вторых, наша страна будет использовать чужие технологии, за счет чего — развивать чужую экосистему. В итоге, считают авторы письма, Россия окажется заложником чужой стратегии развития ИТ (чужого ПО и микроэлектроники). Никаких технологических прорывов при таком положении совершить нельзя, категорично заявляют Касперская и Ашманов.

«Главный мировой репозиторий открытого кода GitHub с 2019 года блокирует российских разработчиков, проживающих в Крыму, даже поездка разработчика в Крым может привести к блокировке доступа. Руководитель GitHub говорит, что получил приказ [об этом] напрямую от правительства США. GitHub пытается вернуть доступ российским разработчикам, для чего запрашивает лицензию у правительства США, что наглядно показывает, кто на самом деле решает этот вопрос», — отмечается в публикации.

Авторы письма также приводят другой пример. Так, российские ОС на базе Linux в последние годы базировались на дистрибутиве CentOS компании RedHat (куплена корпорацией IBM). В конце 2020 года компания объявила о прекращении поддержки этой ОС с 2021 года, предложив всем разработчикам переходить на использование «экспериментального» дистрибутива CentOS Stream с непрерывным потоком обновлений.

«Поскольку эта схема невозможна и опасна в критической инфраструктуре и в других ответственных применениях, разработчикам пришлось срочно искать другой базовый дистрибутив. При этом повлиять на это решение отечественные разработчики, естественно, никак не могут», — отмечается в письме.

Вместо заимствования Касперская и Ашманов предлагают создавать и развивать разработчиков и платформы внутри страны. Заимствовать и создавать устойчивые и независимые версии.

«Если разработать полностью свое прямо сейчас — не получается, нужно брать западное “открытое ПО” и архитектуры и создавать устойчивые, полноценные отечественные версии заимствованного ПО — так называемые “форки” (ответвления), которые затем разрабатываются уже независимо внутри страны, без постоянной подпитки кодом с Запада. Это так называемый китайский вариант, который проверен на практике и работает у соседей», — предлагают авторы письма.

«Идея, которая не имеет права на жизнь»

Опрошенные RB.ru эксперты лишь частично согласны с мнением Касперской. Так, Григорий Сизоненко считает, что озвученные в письме предложения невозможно реализовать.

«Наталью Касперскую очень уважаю, она молодец. Человек, который является ярким патриотом России. Если бы я не понимал всю трудоемкость тех задач, которые она предлагает решить государству самостоятельно, я бы с ней согласился. Но то, что она предлагает, нереализуемо в принципе. Я бы тоже хотел, чтобы в России все сделали сами, но у нас просто не хватит на это ресурсов», — утверждает Сизоненко.

Он добавляет, что еще несколько лет назад с Open Source пытался бороться Microsoft, будучи абсолютным монополистом на рынке. Но открытый код корпорацию «додавил» — теперь она использует свободные технологии в своих решениях. Сизоненко также напомнил о неудачном опыте СССР, стремящегося производить «все свое». По его словам, Советский Союз неплохо поначалу конкурировал с американцами, но в итоге все же проиграл — советские разработки были засекречены, а США, напротив, предложили свои разработки всему миру.

«Повторять путь СССР нельзя. Это идея, которая не имеет права на жизнь», — подчеркивает Сизоненко.

Сессия Минцифры России на ПМЭФ «Open Source в России: быть или не быть»

Сессия Минцифры России на ПМЭФ «Open Source в России: быть или не быть»/Фото: Фонд Росконгресс

Тем не менее, он считает, что государство должно понять, что и за открытый код надо платить, поскольку тогда будет возможность развивать то, что действительно нужно стране, а не брать то, что дают.

«И тут Наталья права — вам дадут то, что вам точно не нужно брать, а мы берем, потому что бесплатно», — добавляет Сизоненко.

Алексей Смирнов отмечает, что много раз обсуждал тему открытого кода с Касперской, и, по его словам, она не противник использования ПО под свободной лицензией. Сам же Смирнов считает, что использование СПО для серьезных решений предполагает наличие ответственных за этот вопрос.

«И это должны быть не люди со стороны, а те, кто активно участвует в создании этого ПО, кто знает его изнутри, кто понимает перспективы его развития. То есть для того, чтобы СПО использовать как отечественное, должна быть российская фирма, участвующая в его разработке, имеющая инфраструктуру разработки и кадры и готовая взять на себя обязательства по его сопровождению», — пояснил свою позицию Смирнов.

Николай Сокорнов, директор департамента разработки ПО компании «Рексофт», считает, что вопрос безопасности непростой. По его словам, Open Source технологии позволяют изучить код продукта на предмет «закладок» или так называемых back doors, в то время как в проприетарном — защищенным авторским правом — ПО это невозможно.

«Однако изучение кода требует времени, желания и ресурсов на компетентную команду. Каждый делает выбор сам», — добавляет Сокорнов.

Алексей Какунин, генеральный директор ООО «Емдев», признает, что при непродуманном подходе угроза для нацбезопасности действительно может возникнуть.

«Если какая-то компания возьмет какой-то Open Source проект, просто переименует его в свой продукт и поставит какому-то заказчику из госсектора — да, это угроза, так как такая компания не сможет обеспечить главного — стабильной работы и последовательного развития. То есть при включении подобных продуктов в Реестр российского ПО эксперты должны оценивать, насколько компания-разработчик действительно может сопровождать и развивать свой продукт, основанный на открытом ПО — в этом случае угрозы будут минимизированы. Насколько я знаю, сейчас так и происходит», — считает Какунин.

Главный миф: Open Source бесплатный

Помимо споров внутри сообщества разработчиков вокруг стратегии Минцифры эксперты обращают внимание на другой опасный тренд, связанный с Open Source. И родился он из мифа о бесплатном открытом коде.

«Я использую термин “СПО”, “свободное ПО”, поскольку термин “Open Source”, “открытые коды” в русском языке вводит в заблуждение. Речь идет не просто о доступности исходных текстов программы, а о передаче (лицензировании) определенного набора прав, в том числе права на модификацию и на распространение», — поясняет Алексей Смирнов.

Он призывает не путать «свободное» и «бесплатное». По его словам, бесплатная передача программы не означает передачу права на ее модификацию.

«Передача свободной программы не обязана быть бесплатной», — подчеркивает гендиректор «Базальт СПО».

Григорий Сизоненко в свою очередь добавляет, что что Open Source никогда не был бесплатным.

«Разработчики что, святым духом питаются? Энтузиасты, конечно, среди них есть, но участие в Open Source — это шанс заявить о себе. Потом действительно гениальных людей кто-то забирает и начинает платить зарплату. Бесплатно код берут халявщики. Это компании, которые вводят в заблуждение потребителя, которые говорят: это халявный софт, мы его берем и вам продаем. Таких компаний у нас много», — поясняет глава «ИВК».

По его словам, если специалист почитает Реестр отечественного ПО, то ужаснется, потому что там таких примеров — когда чужое выдают за свое — много.

«Компании-халявщики создают ощущение, что открытый код — это бесплатно. Но на самом деле это тяжелый труд, и за это платятся большие деньги. Бесплатного ничего не бывает, если не мы заплатим за это, то кто-то другой заплатит, но он нам даст то, что нам не нужно», — подчеркивает Сизоненко.

Как заработать на открытом коде?

По мнению игроков российского рынка, заработать на Open Source можно, особенно сейчас, когда использование ПО с открытым кодом растет в России из года в год.

«Прежде всего, это связано с политикой импортозамещения и ростом цен на проприетарное ПО. Ни для кого не секрет, что за последние годы стоимость продуктов от Microsoft, Oracle, Atlassian и подобных выросла порой в разы. На это накладывается постепенный рост курса иностранных валют по отношению к рублю. Помимо этого, мы видим, что многие вендоры снижают уровень сервиса для пользователей в России», — описывает ситуацию Николай Сокорнов, директор департамента разработки ПО «Рексофта».

На фоне этого, по его словам, Open Source продукты стали вполне конкурентны. Наиболее яркий пример такого замещения — это Postgres, который практически повсеместно заменил Oracle на рынке баз данных.

Николай Сокорнов«Если говорить глобально про конкурентность, то многое зависит от области, которую закрывает решение, и того, насколько оно универсально. Возьмем для примера офисные продукты Open Office или LibreOffice: это универсальные продукты, которые вполне конкурентоспособны по отношению к продуктам Microsoft», — говорит Сокорнов.

Второй пример — Java, которая также разрабатывается JDK на принципах Open Source. По словам Сокорнова, это универсальный продукт, с помощью которого разрабатываются разнообразные продукты и системы.

«Конкурентность достигается за счет большого международного сообщества, которое занимается поддержкой и разработкой, делает Open Source продукты живыми и востребованными», — добавляет эксперт.

Панченко, в свою очередь, отмечает, что большинство пользователей Open Source не дорабатывает продукты, поскольку им важнее другое — кто будет осуществлять техподдержку, кто обеспечит интеграцию с другими продуктами, кто исправит баги и насколько быстро. Иными словами, заработать можно не только на разработке открытого кода, но и на обслуживании программы.

«Сообщества и авторы продуктов иногда помогают, но не всегда быстро, и ничего не гарантируют. И тут идея бесплатности Open Source начинает медленно трещать по швам… Open Source иногда выгоден, а иногда — нет. В каждом конкретном случае надо взвешивать плюсы и минусы», — добавляет он.

Панченко добавляет, что Open Source можно сравнить с общественным транспортом — он недорог, но маршрут надо составлять самостоятельно, а между остановками перемещаться пешком, и долго ждать задержавшийся автобус.

«Платный софт в этом случае — такси, личный автомобиль или вертолет (смотря сколько у вас денег). В разных случаях мы выбираем разное», — резюмирует Панченко.

Алексей Смирнов считает, что развитие свободного ПО — чрезвычайно выгодная история.

«Сейчас трудно найти программу, в которую не попали какие-то свободные компоненты. Крупнейшие проекты, такие как Google, Facebook, “Яндекс”, Mail.ru, построены на свободном ПО. Использование СПО позволяет создать сообщество разработчиков и тем самым снизить издержки каждого за счет разделения затрат», — поясняет Смирнов.

Заменит ли Open Source коммерческий софт?

Николай Сокорнов считает, что для производителей софта основной бизнес-моделью в недалеком будущем станет именно Open Source.

«Технологические гиганты прошлых десятилетий сами проиграли битву Open Source. IBM, Oracle и даже Microsoft уже сейчас вынуждены частично выкладывать свое ПО в Open Source. Но природа не терпит пустоты. Сегодня технологическими гигантами по праву могут называться корпорации из другого класса, это скорее сервисные по своей сути компании: поисковые системы Google и “Яндекс”, социальные сети, облачные платформы типа Amazon», — говорит директор департамента разработки ПО компании «Рексофт».

Панченко же считает, что не все решения можно создавать на основе открытого кода. К примеру, компания Postgres Professional — одна из нескольких компаний в мировом сообществе СУБД PostgreSQL, которые вносят основной вклад в разработку СПО и одновременно выпускают свой коммерческий вариант этой СУБД, содержащий дополнительные функции, за которые заказчик готов платить.

«В своей инфраструктуре мы, конечно, используем много открытого ПО. У нас работают профессионалы, и мы можем себе это позволить. Однако, например, Open Source’ного аналога бухгалтерии 1С нет и не ожидается. Иногда мы используем и существенно более дорогой коммерческий софт», — поясняет Панченко.

Источник: Rusbase

ЕЩЕ НОВОСТИ

Меню