Два года индустриальных центров: как российские компании внедряют российский софт

Нуждается ли в реформировании механизм ИЦК по итогам двухлетней работы?

По поручению премьера Михаила Мишустина в России два года назад начался эксперимент по созданию ИЦК — индустриальных центров компетенций, задачей которых стала ревизия российского промышленного софта и совместная разработка недостающих продуктов. Насколько эффективным в реальности оказался этот инструмент?

Информационно-технологический ландшафт отечественной промышленности начал формироваться еще в 1990-х. Тогда в России практически не было своих цифровых решений, поэтому те, кто осознавал будущую важность технологий, начал строить свои системы на иностранных. Постепенно предприятия обрастали инфраструктурой, закупали все более сложные и дорогие решения зарубежных вендоров, обрастали паутинами интернет-коммуникаций и ульями сотовых вышек. Так продолжалось до начала 2022 г., когда стало понятно, что российским заказчикам вынужденно и в очень сжатые сроки нужно будет перейти на российские решения, а российским IT-компаниям — предложить замену, да еще и желательно такого уровня, чтобы не уступала мировым лидерам.

По итогам 2022 г. суммарный объем проданных решений и оказанных IT-услуг в России в 2022 г. достиг 2 трлн руб. Сегодня реестр отечественного софта Минцифры включает более 30 000 решений, но ревизия показала, что альтернатив многим иностранным решениям, необходимым в промышленности, нет, так как ранее разрабатывать их было абсолютно нецелесообразно: конкурировать с глобальными гигантами вроде SAP или Oracle было невозможно.

Для решения этой проблемы на ежегодной конференции «Цифровая индустрия промышленной России» (ЦИПР-2022) в июне 2022 г. с подачи премьер-министра Михаила Мишустина стартовал эксперимент по созданию индустриальных центров компетенций (ИЦК). По задумке они должны стать площадкой, где могли бы встретиться сообщества отраслевых заказчиков, которые финансируют создание или доработку ПО для своего дальнейшего использования, и разработчики софта. Это должно было, с одной стороны, сформировать долгосрочный IT-заказ для разработчиков, а с другой — помочь будущим пользователям участвовать в эффективной доработке решений под конкретные задачи.

В первый год действия ИЦК было одобрено 160 проектов на общую сумму 210 млрд руб., говорил Мишустин на ЦИПР-2023. Только 10% этой суммы было профинансировано за счет федеральных грантов. Среди компаний-лидеров по объемам собственного финансирования IT-разработок премьер-министр назвал государственные «Аэрофлот», «Росатом», «Интер РАО» и РЖД. Суммарный объем их инвестиций в IT-разработки составил более 40 млрд руб., следовало из его презентации. Тогда же глава правительства пообещал выделить еще 11 млрд руб. на второй этап развития ИЦК.

Спустя почти два года после старта эксперимента в России функционирует 33 индустриальных центра компетенций по ключевым направлениям: автопрому, авиастроению, железнодорожному машиностроению, финсектору, металлургии, нефтегазовому комплексу, нефтехимии и др. Работа ведется на базе 10 профильных федеральных органов под координацией Минцифры. Но механизм не совершенен: промышленные предприятия не стремятся взаимодействовать со внешним IT-рынком и предпочитают вести разработку внутренними силами. Это приводит к дублированию продуктов и неэффективному расходованию средств. К примеру, сейчас только на российском рынке насчитывается более 35 отечественных платформ виртуализации, говорит руководитель направления IT-инфраструктуры «К2Тех» Алексей Зотов. И явного лидера невозможно выделить, ведь продукты от «Базиса», «Астры», Orion soft и др. у всех на слуху. Тогда как во всем мире распространены всего несколько платформ для виртуализации, отмечает он: VMware, Citrix и Microsoft.

Есть ли выход из этой ситуации?

Решения без потенциала

Сейчас ИЦК работает в двух форматах, говорит гендиректор «Рексофта», член правления ассоциации «Руссофт» Александр Егоров. Первая — кэптивная, когда ПО разрабатывается заказчиком совместно с аффилированными IT-компаниями. Вторая — гибридная, когда независимый вендор дорабатывает отдельные функции под заказчика.

Проблема заключается в том, что на кэптивную модель сейчас приходится 70% работ, а гибридный формат разработки присутствует лишь в 30% решений ИЦК, замечает Егоров. Это приводит к дублированию IT-решений, говорит Егоров. ИЦК зачастую пытаются повторить уже существующие базовые технологии, которые были ранее
разработаны рыночными игроками, согласен директор по стратегии и развитию технологий Axiom JDK Роман Карпов.

Именно поэтому нужно расширять пул задач импортозамещения, которыми занимается ИЦК, считает ресурсный директор «Девелоники» (ГК Softline) Олег Вылегжанин: «Им нужно выходить за рамки специфических отраслевых решений на уровень более универсальных с точки зрения импортозамещения». А пока механизму ИЦК не хватает синхронизации между разными отраслями промышленности, поддерживает генеральный директор «Северстали» и председатель ИЦК «Металлургия» Александр Шевелев. «Сверхзадача ИЦК — создать укрупненные классы ПО для всей промышленности, а не только для какой-то конкретной отрасли, например металлургии», — говорит он.

Взаимодействие ИЦК между собой позволило бы компаниям договориться о базовом функционале классов решений, которые применяются для цифровизации и автоматизации схожих производственных и бизнес-процессов в разных секторах, надеется заместитель генерального директора по развитию бизнеса «К2Тех» Игорь Зельдец.

Перемен требуют наши ИЦК

Проблемой формата ИЦК является и ограниченный состав участников, продолжает Шевелев.

«Нам бы хотелось видеть в их числе не только крупнейших представителей отрасли, но и менее крупных игроков, так как у них тоже могут быть интересные разработки», — перечисляет он. Нужно стимулировать заказчиков для взаимодействия с внешним IT-рынком, согласен Егоров.

В частности, «Северсталь» предлагает изменить формат демодней так, чтобы демонстрация разработок шла не по отраслевой принадлежности, а по классам решений (управление активами, планирование производства, лабораторная диагностика и т. д.), говорит Шевелев.

Стоит предусмотреть вынесение управления продуктами и их коммерциализацию за пределы заказчиков, говорит Егоров. «Это важный пункт развития дорожной карты решений от ИЦК. Конкурирующей компании будет проблематично использовать решение, выполненное прямыми конкурентами по цеху», — подчеркивает он. К тому же выстроить процесс дальнейшего жизненного цикла продукта — развитие и обновление, внесение доработок, внедрение у разных заказчиков, дальнейшая поддержка и многое другое — под силу только самостоятельному IT-вендору, а не кэптивной компании.

По прошествии двух лет работы ИЦК нужно сделать паузу и подвести промежуточные итоги, считает исполнительный директор «Сисофт разработки» Михаил Бочаров. В частности, в реформировании нуждается ИЦК «Строительство», считает он. По большей части в этом ИЦК все сводится к сравнению заказчиками западных и российских решений между собой, что не помогает решению проблемы, сетует Бочаров.

На пути к импортоопережению

Плюс формата ИЦК заключается в том, что крупным компаниям стало проще обмениваться опытом, отмечает глава «Северстали».

Два года работы ИЦК показали, что формат технологических альянсов эффективно решает задачи не только импортозамещения, но и импортоопережения, уверяет заместитель генерального директора РЖД Евгений Чаркин.

У разрабатываемых в ИЦК «Железнодорожный транспорт и логистика» систем появляется функционал, которого нет у зарубежных аналогов, уверяет он: например, у системы продажи железнодорожных билетов и управления пассажирским комплексом «Экспресс» нового поколения нет зарубежных аналогов по функционалу.

Сейчас в ИЦК «Нефтегаз, нефтехимия и недропользование» входят 13 компаний, которые ведут работу над более чем сотней решений, сказал «Ведомостям» представитель «Газпром нефти». В числе разработок — технологическое моделирование заводов, лабораторные роботы, системы геомоделирования и предиктивной аналитики и т. д. Один из главных проектов — цифровой симулятор «КиберГРП», который моделирует подземные операции и предлагает оптимальные сценарии для проведения геологических работ. Продуктом пользуется уже несколько десятков компаний, заверил представитель «Газпром нефти».

На базе индустриального центра компетенций по финансовым технологиям прорабатываются вопросы обеспечения технологической независимости и реализации требований к значимым объектам критической информационной инфраструктуры, делится Козак. Преимущества финансовая организация видит в возможности представить проблемы отрасли в импортозамещении на уровне государства для их дальнейшего решения.

Объективно можно будет оценить результаты работы ИЦК только к концу 2025 г., говорит руководитель IT-подразделения агентства «Полилог» Людмила Богатырева. Тогда мы сможем увидеть, как созданные продукты «прижились» у клиентов, насколько они востребованы на других рынках и в отраслях, насколько подлежат масштабированию и тиражированию в целом, говорит она.

Проекты масштаба ИЦК, их успех или провальные моменты можно будет оценить не раньше чем через пять лет, а итоговый результат можно будет увидеть в промежутке от 10 до 20 лет, говорит главный специалист отдела комплексных систем защиты информации «Газинформсервиса» Дмитрий Овчинников. Подобные вещи требуют подготовки кадров, развития смежных отраслей, наработки навыков управления, развитой логистики, заключил он.

Источник: Ведомости

Изображение: Shutterstock

ЕЩЕ НОВОСТИ